«Странные» заповеди Иудаизма

Почему в Иудаизме так много «странных», непонятных заповедей? Зачем современному человеку знать заповедь о красной корове?

«В иудаизме есть три категории заповедей.

Значение заповедей, относящихся к первой категории, кажется, ясно человеку, а их исполнение подается рациональному объяснению. Например, «не убий», «не укради», «почитание родителей»…. Они просты для понимания и логичны, и потому может сложиться впечатление, будто бы человечество могло изобрести их и без Торы. Вторая категория – это заповеди в память об определённых событиях: чтение Свитка Эстер, зажигание ханукальных свечей, законы праздника Песах и другие. Третья – заповеди, значение которых остается недоступным человеку и не поддается логическому объяснению. Самым ярким примером такого рода заповедей является заповедь о «красной корове».

Однако на самом деле значение не только заповедей третьей категории, но и всех других не доступно нашему пониманию. Запрет «не убивать людей» логичен отнюдь не в силу своего соответствия нравственным устоям, а потому, что изначально установлен Всевышним. То же касается специфических еврейских заповедей, таких как соблюдение кашрута. Хотя мы знаем, что кошерная еда полезна, мы соблюдаем кошерную диету потому, что так завещал Всевышний. Любая заповедь, даже та, что кажется нам максимально понятной, понятна нам лишь потому, что человечество нашло для нее простое объяснение. В то время как истинное значение заповеди выше человеческого разума. Тора – это мудрость Всевышнего, несоразмерная людскому сознанию.

Зачем нам нужна заповедь о «красной корове»? Во-первых, для подготовки к тому, что однажды придет Мошиах и появится десятая красная корова (в период двух Храмов их было девять, а значит десятая – знак новой эпохи). Во-вторых, эта заповедь – неотъемлемая часть Торы, которую мы обязаны изучать полностью. В-третьих, изучая заповедь о красной корове, мы выполняем некий духовный, ритуальный обряд, тем самым будто действительно принося ее в жертву.

В Торе не существует заповедей, которые не были бы актуальны для изучения. Свою невозможность постичь их мудрость и тайный смысл мы компенсируем их принятием и безусловной верой в них».